советский боевой слон (mazday909) wrote,
советский боевой слон
mazday909

Category:

Сказочка. Автор - Овощ Бондюэль. (с) Хулиган magazine

Журнал Хулиган, номер #022, стр. 022-050-1


--------------------------------------------------------------------------------


В обыкновенном поселке городского типа Малый Поибуж, на самой обыкновенной улице, в самой обыкновенной пятиэтажке живет самая обыкновенная семья. Краснорожий папа, винтоногая мама и Малыш. Они фашисты. Особенно Малыш. Вообще, как и предполагается, Малыша зовут Эдиком, но так его никто не называет. Малыш - скинхэд-пионер, зеленый еще, молоко на губах не обсохло. Отсюда и столь оригинальный ник-нейм.

Когда-то пятиэтажка кишмя кишела всяческими латышами, удмуртами и прочими весельчаками, однако после скоропостижного падения советской власти великий русский народ Малого Поибужа вдруг почувствовал себя притесненным и, объявив иноземцев почему-то поголовно евреями, быстренько отчислил их на болт из любимого поселка. К сказке сие, однако, никакого отношения не имеет, а посему вернемся к нашему основному барану - к Малышу.

Малыш сидел на подоконнике, бухой папиным "Голден Велесом" и пригорюненный одинаково в срало. Родители не отпустили его на выезд в Барнаул со старшими друзьями Босей и Бетоном, в то время как сами с легкой совестью поехали туда в составе олдовой кондовой фан-группировки "Калдырь Бойз Вэрриорз". Наказание сие Малыш получил вообще ни за болт: накануне он в виду отсутствия средств на алко высосал всю тормозную жидкость из папиной "шахи". Как будто он должен был знать, что с утра неопохмеленного предка угораздит въехать в зад набитого быками "гелендвагена"... А кроме того, Малышу так хотелось иметь собаку, а вместо нее папа купил ему резиновую женщину и сам же ее продырявил, показывая практически, как правильно дружить с девочками.

В общем, Малыш блевал - наполовину от "Велеса", наполовину от обиды, - от нечего делать метясь в бошки прохожих.

Вдруг откуда-то послышалось тошнотворное жужжание, а в воздухе запахло метеоризмом и просроченными куриными окорочками. Заорала матом баба Груня с пятого. А затем в комнату влетело нечто, напоминающее лицом поэта Игоря Губермана, только еще более сионистское.

От удивления Малыш перестал пугать прохожих низвержениями и ошалело уставился на гостя. Это НЕЧТО было толсто, носато и пейсасто. ОНО сжимало в руках мокрую холодную курицу.

-Вот я те, жидопотаму, кудри-то пообрываю! - голосила сверху баба Груня.

Существо высунуло морду лица из окна и прокартавило:-Юдофобы! Гои!

Затем оно поправило широкополую черную шляпу на потной голове и осведомилось у изумленного фашиста:

-П'ивет, лысый 'усский юноша! Можно ли мне таки п'иземлиться и пож'ать?

И, не дожидаясь ответа, кошмар националиста плюхнулся в кресло и зачавкал мокрой курятиной, нагло выплевывая кости прямо на загаженный ковер с плохо узнаваемой свастикой. У Адольфа Гитлера, смотревшего на это с флага на грязной стенке, зашевелились усы и выпучились зенки. Из крыльев металлических гербовых орлов посыпались на пол перья. "К чему бы это?" - подумал Малыш и спросил:

-Вы кто?

-Я Михельсон в самом гасцвете сил, - ответило ОНО с интонацией Джеймса Бонда. - КА'Л Михельсон. Кото'ый живет на к'ыше.

-А я - Малыш, - сказал Эдик и подумал: "Карл - немецкое имя. Небось, истинный ариец... Да и акцент у него не наш". Тем не менее на всякий пожарный Малыш все же поинтересовался: - Вы еврей?

Михельсон не ответил. Он обглодал последние косточки и бодро засвистел "Хава нагилу".

"Точно фашист, - обрадовался Эдик. - Марши свистит!"

Они помолчали, оба довольные. Малыш наконец встретил живого немца, а Михельсон под завязку набил пузо и теперь размышлял, чего бы тут спереть. Вдруг взгляд его остановился на заводном танке "Тигр".

-Давай заведем! - воскликнул он.

-Без папы нельзя, - отрезал Эдик. По вечерам папа нажирался в слюни и бороздил на танке просторы квартиры, оживленно давя воображаемых негров и чеченов, а Малыш добивал раненых "мартенсами".

-Спокойствие, только спокойствие, как говорила тетушка Фифа из Одессы! - весело сказал Михельсон. - Я лучший в ми'е специалист по танкам!

-Может, лучше поиграем в конструктор "Бухенвальд"? Или пометаем дротики в постер Махмуда Ысымбаева... - Малыш все еще колебался. Но жадные и скользкие от пота и сожратой курицы Карла уже страстно вцепились в игрушку.

-Значит, так. Сейчас ты выйдешь из комнаты, а я тут кое-что сделаю и покажу одну инте'есную штуку. Воз'ажения не п'инимаются. Вали! - И Михельсон подбодрил Эдика поджопником.

...Через полчаса лысый игрун, затраханный ожиданием, вышиб дверь с ноги. Михельсона в комнате не было. Танк, конструктор и дартс с Махмудом Ысымбаевым тоже пропали. Вместо флага с фюрером со стены скалил зубы Фарух Балсарах. Но что совсем уж обескуражило Эдика - какие-то враги перечеркнули маркером коловрат, украшающий потолок, и нарисовали рядом кривую звезду Давида.

После этого случая странный и подлый человечек зачастил в гости к маленькому скинхэду. Михельсон надолго оставлял в комнате стойкий аромат крепкого одесского юмора, не вытесняемый никакой русской идеей. Зато количество остальных вещей в этой самой комнате всякий раз почему-то уменьшалось. Никто не верил восторженно-дебильным россказням Малыша о летающем арийце, который живет на крыше, похож на опингвиненного человечка из фильма про Бэтмена и коммуниздит все подряд независимо от того, хорошо или плохо оно лежит. А вещи продолжали пропадать, причем на месте каждой пропажи кто-то неизменно оставлял кусок мацы и рисунок углем: черная кошка с пейсами.

Праведный гнев домочадцы обрушивали на Малыша. Но тот все равно любил чердачного клептомана. Со своми потными кудряшками и хитрожопо-наивными глазенками Михельсон так походил на собаку...

Малышовский бездник отмечали на славу. На всю квартиру орали "Коловраты", а упитые гости вразнобой заряжали: "Oi, oi, oi, oi, убили негра". Папа спал рылом в блевотине. Пиво и водка разрывали мочевые пузыри и все остальные емкости. Именинник уже выжрал тринадцать стопок и сейчас собирался порадовать всех чтением шовинистских стишков наизусть. Все ждали этого с нетерпением, даже папа нехотя приоткрыл левый глаз.

-Пу'им! Пу'им! Веселый Новый год! Коше'ная водка есть? - неожиданно донеслось с улицы. Вслед за этим в комнату влетел изрядно ужратый Михельсон. Из его кармана торчала наполовину опустошенная бутылка дорогого виски, а в кулаке был зажат свежеукраденный бекон.

-Кто это? - хором спросили все, а папа открыл второй глаз.

-А это мой друг, Михельсон, который живет на крыше! - обрадовался Эдик. - Хайль Гитлер истинному арийцу и штрафную, немедля!

-Он такой же ариец, как твоя мама - Ева Браун, - пробурчал Бося и тут же получил куском свинины по кадыку.

-Я иудей в самом 'асцвете сил! Шалом, гои!

Воцарилась тишина, слегка разбавляемая тихим иканием отца семейства. Бося и Бетон попытались нашарить под столом бейсбольные биты. Но, воспользовавшись паузой, Михельсон взлетел на стол и пафосно зарядил:

-Итак, мои до'огие, тепе'ь мы наконец вст'етились. Знаю, вам уже хочется меня отхолокостить, но я п'едлагаю вам заключить ми'овую - пе'вую ми'овую между п'едставителем вольного ев'ейства и гоями. Вы меня не т'огаете, а я у вас ничего не во'ую. Согласны?

За всех ответил папа. Он отчаянно махнул ладошкой, отгоняя муху, и вернул морду на прежнее место - в блев. Расшифровав этот жест как знак согласия, все чокнулись и выжрали за пис, лав и почий хиппизм.

-Михельсон, - решился таки задать давно мучавший его вопрос Малыш. - Скажи, а как ты левитируешь?

-О, сие п'осто! - захохотал шалун. - Банка го'оха на завт'ак, и хоть облетайся!

И, взлетев для наглядности под потолок, Михельсон под всеобщие аплодисменты выжрал пузырь водки соло.

А наутро, едва на небе вскрылся фурункул солнца, Эдик проснулся и остолбенел - квартира была голой, как Памела Андерсон. Вся мебель, TVсет, стереосистема, даже обои - все было вынесено вон, бесследно и бесповоротно. Семье остался лишь стол, на котором до сих пор ворочался осовевший папа, море пустых бутылок и отходы жизнедеятельности в прихожей. И везде, на каждой серой стене, на каждом углу красовалась печально известная эмблема - черная кошка с пейсами.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments